20 век

Сравнение товаров (0)


Энциклопедический словарь культуры XX века \Руднев
Автор: Руднев В.П.

Энциклопедический словарь культуры XX века \Руднев

Вадим Петрович Руднев (р. 1958) — известный российский культуролог, семиотик и специалист в области психоанализа. Эта книга представляет собой уникальный словарь-гипертекст, предлагающий взгляд на историю культуры XX века как на единый синхронический срез. В ней содержится более 180 статей, посвященных понятиям и текстам, игравшим важнейшую роль в исследованиях и интеллектуальных дискуссиях ушедшего века. Перед нами как бы словарь языка интеллектуала, но адресованный широкой читательской аудитории — от студентов гуманитарных вузов до научных сотрудников. При этом большая часть включенных в словарь понятий продолжает широко использоваться как в науке, так и в масс-медиа. Автор доступно и в то же время глубоко истолковывает «деконструкцию» и «постмодернизм», «карнавализацию» и «семиосферу», «эдипов комплекс» и «экзистенциализм». Помимо этого, словарь содержит анализ ключевых, с точки зрения автора, художественных произведений XX века («Волга-Волга», «Мастер и Маргарита», «Доктор Фаустус» и др.), а также статьи, посвященные культовым фигурам в развитии гуманитарных дисциплин (З. Фрейд, Л. Витгенштейн, Ю. Лотман и др.).Несколько статей:АВТОКОММУНИКАЦИЯ     (ср.   индивидуальный  язык)  -  понятие,  подробнопроанализированное в рамках семиотической культурологии  Ю.  М.Лотмана. При обычной коммуникации общение происходит в канале Я- Другой.  При  А.  оно  происходит  в  канале Я - Я. Здесь наспрежде всего интересует случай, когда передача информации от  Як  Я  не сопровождается разрывом во времени (то есть этоне узелок завязанный  на  память)  Сообщение  самому  себе  ужеизвестной  информации  имеет  место во всех случаях, когда рангкоммуникации, так сказать, повышается. Например,  молодой  поэтчитает  свое стихотворение напечатанным в журнале. Текстостается тем  же  ,  но,  будучи  переведен  в  другую  системуграфических  знаков,  обладающую  более высокой степеньюавторитетности   в   данной   культуре,   сообщение    получаетдополнительную значимость.     В  системе  Я  -  Я носитель информации остается тем же, асообщение   в   процессе   коммуникации    приобретает    новыйсмысл.   В   канале   Я   -  Я  происходит  качественнаятрансформация информации, которая в результате может привести ктрансформации сознания самого Я. Передавая информацию сам себе,адресат  внутренне  перестраивает  свою   сущность,   посколькусущность  личности  можно  трактовать  как индивидуальный наборзначимых кодов для коммуникации, а этот  набор  в  процессе  А.меняется.  Ср.  приводимый  Ю.М.  Лотманом  пример  из "ЕвгенияОнегина":     И что ж? Глаза его читали,     Но мысли были далеко;     Мечты, желания, печали     Теснились в душу глубоко.     Он меж печатными строками     Читал духовными глазами     Другие строки. В них-то он     Был совершенно углублен.     Одним  из  главных  признаков  А.,  по  Лотману,  являетсяредукция  слов языка, их тенденция к превращению в знакислов.  Пример  А.  такого  типа  -  объяснение  в  любви  междуКонстантином  Левиным  и  Кити  (которых  в данном случае можнорассматривать почти как одно сознание) в "Анне Карениной"  Л.Н.Толстого:     "- Вот, - сказал он и написал начальные буквы: к, в, м, о:э, и,  м, б, з, л, э, н, и, т? Буквы эти значили: "когда вы мнеответили: этого не может быть, значило ли это, что никогда  илитогда?" [...]     - Я поняла, - сказала она, покраснев.     - Какое  это  слово?  -  сказал он, указывая на н, которымозначалось слово никогда.     - Это слово значит никогда [...]".     В. А., как пишет Ю. М. Лотман, "речь  идет  о  возрастанииинформации, ее трансформации, переформулировке. Причем вводятсяне  новые  сообщения,  а новые коды, а принимающий и передающийсовмещаются в одном лице.  В  процессе  такой  автокоммуникациипроисходит переформирование самой личности, с чем связан весьмаширокий  круг  культурных  функций - от необходимого человеку вопределенного типа культурах ощущения своего  отдельного  бытиядо   самопознания   и   аутопсихотерапии"   (см.  изменеиныесостояния сознания).     Как компромисс между коммуникацией и А., между  смыслом  иритмом   Ю.   М.   Лотман   рассматривает  двухканальныйпоэтический язык, который на содержательный код накладывает кодритмический, носящий автокоммуникативный  характер  (см.  такжесистема стиха).     Лит.:     Лотман  Ю.М. Автокоммуникация: "Я" и "Другой" как адресаты     Лотмам  Ю.М.  Внутри  мыслящих   миров:   Человек.   Текст.Семиосфера. История. - М., 1996.АКМЕИЗМ     (древнегр.  akme  -  высшая  степень расцвета, зрелости) -направление  русского  модернизма,  сформировавшееся   в1910-е  гг. и в своих поэтических установках отталкивающееся отсвоего учителя,  русского  символизма.  Акмеисты,  входившие  вобъединение  "Цех поэтов" (Анна Ахматова, Николай Гумилев, ОсипМандельштам,   Михаил   Кузмин,   Сергей   Городецкий),    были"преодолевшими  символизм",  как их назвал в одноименной статьекритик и филолог, будущий академик В. М. Жирмунский. Заоблачнойдвумирности  символистов   А.   противопоставил   мир   простыхобыденных   чувств   и  бытовых  душевных  проявлений.  Поэтомуакмеисты  еще  называли  себя  "адамистами",  представляя  себяпервочеловеком   Адамом,  "голым  человеком  на  голой  земле".Ахматова писала:     Мне ни к чему одические рати     И прелесть элегических затей.     По мне, в стихах все быть должно некстати,     Не так, как у людей.     Когда б вы знали, из какого сора     Растут стихи, не ведая стыда,     Как желтый одуванчик у забора,     Как лопухи и лебеда.     Но простота А.  с  самого  начала  была  не  той  здоровойсангвинической  простотой,  которая бывает у деревенских людей.Это   была   изысканная   и   безусловно   аутистическая   (см.аутистическое    сознание,    характерология)   простотавнешнего покрова стиха, за которым крылись глубины  напряженныхкультурных поисков.     Вновь Ахматова;     Так беспомощно грудь холодела,     Но шаги мои были легки     Я на правую руку надела     Перчатку с левой руки     Ошибочный жест, "ошибочное действие", если воспользоватьсяпсихоаналитической    терминологией   Фрейда   из   его   книги"Психопатология обыденной жизни", которая тогда была уже изданав России, передает  сильнейшее  внутреннее  переживание.  Можноусловно   сказать,  что  вся  ранняя  поэзия  Ахматовой  -  это"психопатология обыденной жизни":     Я сошла с ума, о мальчик странный,     В среду, в три часа!     Уколола палец безымянный     Мне звенящая оса.     Я ее нечаянно прижала,     И, казалось, умерла она,     Но конец отравленного жала     Был острей веретена.     Спасение  от  привычно  несчастной   любви   в   одном   -творчестве.  Пожалуй, лучшие стихи А. - это стихи о стихах, чтоисследователь А. Роман Тименчик назвал автометаописанием:МУЗА     Когда я ночью жду ее прихода,     Жизнь, кажется, висит на волоске.     Что почести, что юность, что свобода     Пред милой гостьей с дудочкой в руке.     И вот вошла. Откинув покрывало,     Внимательно взглянула на меня.     Ей говорю: "Ты ль Данту диктовала     Страницы Ада?" Отвечает: "Я".     Первоначально    сдержанной,    "кларичной"    (то    естьпрокламирующей  ясность) поэтике А. был верен и великий русскийпоэт  ХХ  в.  Мандельштам.   Уже   первое   стихотворение   егознаменитого "Камня" говорит об этом:     Звук осторожный и глухой     Плода, сорвавшегося с древа,     Среди немолчного напева     Глубокой тишины лесной...     Лаконизм  этого  стихотворения  заставляет  исследователейвспомнить поэтику японских  хокку  (трехстиший),  принадлежащуюдзенской  традиции  (см.  дзэнское  мышление),-  внешняябесцветность,  за  которой   кроется   напряженное   внутреннеепереживание:     На голой ветке     Ворон сидит одиноко...     Осенний вечер!            &nb..

1215грн.

Разломанное время. Культура и общество в двадцатом веке \Corpus
Автор: Хобсбаум Э.

Разломанное время. Культура и общество в двадцатом веке \Corpus

Анализируя самые разные течения в искусстве и обществе - от классической музыки до художественного авангарда 1920-х, от модерна до поп-арта, от феминизма до религиозного фундаментализма - Эрик Хобсбаум точно определяет поворотные моменты эпох и устанавливает их взаимосвязь. Глубоко зная прошлое, он сумел разглядеть и предсказать многие заблуждения современного общества так проницательно, как мало кому удалось.Об авторе:Эрик Джон Эрнест Хобсбаум - британский историк, наиболее известный работами о "долгом XIX веке" ("Эпоха революций: Европа 1789-1848", "Эпоха капитала: Европа 1848-1875" и "Век империй: Европа 1875-1914") и "коротком XX веке" ("Эпоха крайностей. Короткий двадцатый век 1914-1991"), теоретик и критик национализма.Цитата:В "Разломанном времени" революционер-традиционалист проявился во всем своем блеске. Он описывает крах буржуазной культуры XIX века и исследует руины, оставшиеся от нее в ХХ-м. Хобсбаум любил обе эпохи, но хорошо понимал, почему они обречены. - The GuardianСОДЕРЖАНИЕ:БлагодарностиПредисловиеГлава 1 МанифестыЧасть I Сегодняшние затруднения «высокой культуры»Глава 2 Куда движутся искусства?Глава 3 Век культурного симбиоза?Глава 4 Зачем проводить фестивали в XXI векеГлава 5 Политика и культура в новом столетииЧасть II Культура буржуазного мираГлава 6 Итоги Просвещения: эмансипация евреев с начала XIX векаГлава 7 Евреи и ГерманияГлава 8 Судьбы Центральной ЕвропыГлава 9 Культура и гендер в европейском буржуазном обществе 1870–1914 годовГлава 10 Ар-нувоГлава 11 Последние дни человечестваГлава 12 Культурное наследиеЧасть III Неопределенность, наука, религияГлава 13 Тревожное будущееГлава 14 Наука: ее социальная функция и изменение мираГлава 15 Мандарин во фригийском колпаке: Джозеф НидэмГлава 16 Интеллектуалы: роли, функции и парадоксГлава 17 Перспективы общественной религииГлава 18 Искусство и революцияГлава 19 Искусство и властьГлава 20 Крах авангардаЧасть IV От искусства к мифуГлава 21 Из искусства в поп-арт: взрыв в культуреГлава 22 Американский ковбой: международный миф?...................................... Предисловие И мы с тобой как в смеркшейся стране,Огнем и лязгом сметены туда,Где бьется насмерть темная орда. Мэтью Арнольд. Дуврский берег Эта книга о том, что случилось с искусством и культурой буржуазного общества после того, как с уходом поколения 1914 года само это общество навсегда перестало существовать. Об одном аспекте того глобального тектонического сдвига, который постиг человечество с 1950-х, когда Средневековье внезапно закончилось для 80 % населения земного шара, о 1960-х, когда правила и условности человеческих отношений, очевидно, устарели разом и повсюду. Следовательно, эта книга также и об исторической эпохе, которая потеряла свои ориентиры и в начале нового тысячелетия с тревогой всматривается в едва различимое будущее, без карты и компаса, с растерянностью, какой я не припоминаю за всю свою долгую жизнь. Поскольку время от времени я как историк размышлял и писал о любопытном переплетении общественной реальности и искусства, в конце прошлого века ко мне обратились организаторы Зальцбургского фестиваля, этого примечательного обломка «Вчерашнего мира» Стефана Цвейга (он и сам был с фестивалем в значительной степени связан), где меня пригласили выступить с рядом лекций. Эти зальцбургские лекции составляют начало данной книги, написанной между 1964 и 2012 годами. Более половины их никогда ранее не публиковались, во всяком случае на английском языке. Книга начинается с недоверчивого восхищения в адрес манифестов ХХ века. Главы 2–5 представляют собой реалистические размышления о ситуации в искусстве в начале нового тысячелетия. Без погружения в исчезнувший мир прошлого в этом не разобраться. Поэтому главы 6–12 посвящены этому миру, сформировавшемуся в основном в Европе XIX века, где были заложены не только «классические» каноны музыки, оперы, балета и драматургии, но и в ряде стран – основы языка современной литературы. Иллюстрации я в основном черпаю из той области, которая сформировала мой собственный культурный фон – это немецкоязычная Центральная Европа, – но беру в расчет и все «бабье лето» (или belle époque) этой культуры в последние десятилетия перед 1914 годом. В конце я размышляю о культурном наследии этой эпохи. Мало что может сравниться сегодня по популярности с пророческим описанием Маркса экономических и социальных последствий капиталистической индустриализации Запада. Но когда в XIX веке европейский капитализм воцарился на земном шаре, судьбу которого ему предстояло изменить завоеваниями, техническим превосходством и глобализацией экономики, он принес с собой внушительный груз условностей и ценностей, которые, разумеется, считал более значимыми, чем все остальные. Договоримся называть это «европейской буржуазной цивилизацией», которая так и не оправилась после Первой мировой войны. Этот самоуверенный взгляд на мир отводил науке и искусству столь же значимое место, как и вере в прогресс и просвещение, и они поистине были духовным ядром, заменившим традиционную религию. Я родился и вырос в этой «буржуазной цивилизации», символом которой стало кольцо общественных зданий середины века, окружающее средневековый и имперский центр Вены: биржа, университет, Бургтеатр, монументальная ратуша, парламент в духе классицизма, колоссальные музеи истории искусств и естественной истории, стоящие друг напротив друга, и, конечно же, сердце каждого уважающего себя буржуазного города XIX века – Гранд-опера. В этих местах «культурные люди» припадали к алтарю культуры и искусства. Храмы вписывались в этот ландшафт лишь как запоздалая дань связи между церковью и императором. Несмотря на свою новизну, этот культурный ландшафт был глубоко укоренен в старой княжеской, королевской и церковной культуре до Французской революции, то есть в мире власти и чрезмерного богатства, патронирующих высокую культуру. В значительной степени он сохраняется и сегодня благодаря связи престижности в традиционном понимании и финансовой власти, демонстрируемой публично, однако эта связь уже не имеет отношения к авторитету духовному или полученному по праву рождения. Возможно, по этой причине эти ценности пережили относительный упадок Европы и по сей день остаются квинтэссенцией культуры, в которой власть и обширные расходы сочетаются с высоким социальным престижем. В этом смысле высокое искусство, подобно шампанскому, остается евроцентричным даже в эпоху глобализации. В заключение этого раздела приводятся размышления о наследии этого периода и связанных с ним проблемах. Как ХХ век пережил крах традиционного буржуазного общества и присущих ему ценностей? Этой теме посвящены восемь глав третьего раздела книги, где освещается широкий спектр реакций на конец эпохи. Среди прочего мы рассмотрим воздействие научных достижений ХХ века на цивилизацию, которая, несмотря на свою приверженность прогрессу, не смогла их до конца осознать и сама понесла от них ущерб; увидим диалектику религии в эпоху повсеместной секуляризации; проследим за тем, как искусство потеряло свои привычные ориентиры, но не смогло нащупать новые ни в рамках «модернистского» или «авангардистского» соревнования с технологиями в погоне за прогрессом, ни в союзе с властью, ни в безвольном смирении перед законами рынка. Что же пошло не так у буржуазной цивилизации? С одной стороны, ее локомотивом было производство, разрушающее и преображающее все вокруг, а с другой – все ее действия, институты, политические системы и шкалы ценностей создавались меньшинством и для меньшинства, численность которого, впрочем, могла расти – и росла. Это меньшинство как было, так и осталось по сей день по сути меритократичным, то есть отрицающим равенство и демократию. Вплоть до самого конца XIX века буржуазия (или высший средний класс) все еще представляла из себя довольно узкий слой общества. В 1875 году в хорошо оснащенной школами Германии гуманитарные гимназии (средние школы) насчитывали всего 100 000 учеников, и лишь часть из них доучивалась до экзамена на аттестат зрелости. В университетах же обучалось всего около 16 000 студентов. Даже на пороге Второй мировой войны в Германии, Франции и Британии – трех самых больших, развитых и образованных странах с общим населением в 150 миллионов человек – насчитывалось не более 150 000 университетских студентов, что составляло 0,1 % совокупного населения. Впечатляющее расширение среднего и, главным образом, высшего образования после 1945 года значительно умножило число образованных людей, т. е. людей, в целом обученных школьному минимуму XIX века, но необязательно число людей, легко ориентирующихся в этих дисциплинах. Совершенно очевидно, что опасность для этой системы должна была появиться со стороны большинства, остающегося за границами элиты. Оно могло бы стремиться к прогрессивному обществу равенства и демократии, вне- или посткапиталистическому, подобно социалистам, но последние переняли многие ценности буржуазного «модернизма» и в этом отношении уже не могли обеспечить заметной альтернативы. В самом деле, с культурной точки зрения целью «политически сознательного» активиста социал-демократических убеждений было обеспечение рабочего класса свободным доступом к этим ценностям, что и осуществляла местная власть с социалистическим уклоном. Парадоксальным образом, подлинное развитие отдельных субкультур того времени, таких как профессиональный футбол вместе с его публикой, считалось политически незначимыми и незрелыми отклонениями. Насколько мне известно, необычное пристрастие к футболу среди венского пролетариата во времена моего детства считалось чем-то само собой разумеющимся и никак не связанным со столь же одержимым голосованием за социал-демократов. Основной тезис собранных здесь статей состоит в том, что логика капиталистического развития и самой буржуазной цивилизации изначально была запрограммирована на уничтожение их собственной базы – общества и институтов, управляемых прогрессивным элитарным меньшинством с молчаливого согласия или даже одобрения большинс..

815грн.

Пятисотлетняя война в России. 3тома
Автор: Бунич И

Пятисотлетняя война в России. 3тома

Порядок и основы государственности в России властями всегда удавалось поддерживать только с помощью жесточайшего террора и постоянными внешними войнами, чтобы отвлечь от себя лютую ненависть населения. Но когда власти приходили к выводу, что "так жить нельзя" и пытались провести мало-мальски либеральные реформы, немедленно начиналась война "всех против всех", а опрометчивый правитель уничтожался - часто вместе с государством. Глобальный характер приняла война после "нашествия" большевиков. Она продолжается и в наши дни…Написанная в свойственном автору "лихом" стиле, книга читается с захватывающим интересом от первой до последней страницы.Книга 1. Война разгорается. Нашествие. Оккупация. Книга 2. Бегство с добычей. Кейс президента. Меч президента. Книга 3. Лом президента. Клыки президента. Исторические зарисовки...

531грн.

Гинденбург: фельдмаршал и рейхспрезидент
Автор: Раушер

Гинденбург: фельдмаршал и рейхспрезидент

Известный австрийский историк Вальтер Раушер глубоко, взвешенно и всесторонне описывает военную и политическую карьеру Пауля фон Гинденбурга, фельдмаршала и рейхспрезидента, являвшегося одной из ключевых фигур германской истории времен Первой мировой войны и Веймарской республики, когда этот убежденный монархист был избран главой государства. В книге показано почти божественное почитание, каким Гинденбурга окружали немцы в течение двух десятилетий. Исследованы обстоятельства и причины, побудившие Гинденбурга предоставить пост рейхсканцлера Адольфу Гитлеру.Оглавление:Б. М. Туполев. Гинденбург: от Танненберга до Марбурга5 ЖИЗНЬ ПЕРЕД СЛАВОЙI. Карьера офицера22 ПОЛКОВОДЕЦ НА ВОСТОЧНОМ ФРОНТЕII. Победитель под Танненбергом40III. Главнокомандующий Восточного фронта62 НАЧАЛЬНИК ГЕНЕРАЛЬНОГО ШТАБАIV. На пути к военной диктатуре104V. Заменяющий кайзера134VI. Главное командование под знаком поражения159 РЕЙХСПРЕЗИДЕНТVII. Долгий путь к кандидатуре200VIII. Первый немец221IX. Глава государства в тени Гитлера258 Примечания300Хроника жизни и деятельности Пауля фон Гинденбурга318Литература323Именной указатель332Список фотографий с указанием источников337..

271грн.

Адская игра. Секретная история Карибского кризиса 1958-1964
Автор: Фурсенко

Адская игра. Секретная история Карибского кризиса 1958-1964

Книга российского и американского историков освещает наиболее драматический период «холодной войны» — Карибский кризис, когда человечество стояло на грани ядерной катастрофы. Основанный на ранее скрытых за семью печатями материалов архивов США и СССР, включая документы Н.С. Хрущева, его ближайшего окружения и КГБ, — это первый полный отчет о самом опасном противостоянии великих держав во второй половине XX века. Шаг за шагом, день за днем в книге показан путь к роковому дню 22 октября 1962 года, который мог стать последним в истории человечества.Содержание:ПредисловиеЧасть I. Объятия Глава 1. Как относится Кастро к России Viva Фидель! Воспоминания молодости Глава 2. Наш человек в Гаване Танец канкан Прибытие Алексеева Микоян и Кастро Глава 3. «Ля Кубр» Тактика «салями» Микоян в Гаване Предлог Реакция сверхдержав на инцидент с «Ля Кубр» Ядерные гарантии Хрущева АванпостГлава 4. «Куба — да, янки — нет!» Гаванская декларация Советский Союз идет на сближение Тревога в октябре «Москва — наш мозг и главный руководитель» Ответ Хрущева Часть II. Столкновение Глава 1. Залив Кочинос  Стремление к саммиту Кеннеди и Куба «Если бы речь шла о части советской территории» Саммит и Залив Кочинос Алексеев в Бразилии Нападение Счастливчики Глава 2. Урок президенту Жестокий апрель Первый шаг Советского Союза Гамбит Кеннеди Появление Георгия Большакова Взаимные подозрения Ответ Москвы Собственные идеи Хрущева Заседание Президиума ЦК 26 мая Приготовления Кеннеди Вена Глава 3. Кондор и Мангуста Поезд в Житомир Планы убийства Берлинские дни Кастро тоже хочет иметь ракеты Специальная операция Разочарование в Гаване Мангуста Глава 4. Трудности в Тропиках Оплан 314 Любимый зять Стратегические угрозы Мангуста Москва пересматривает свою кубинскую политику Внутренние проблемы на Кубе у Кастро Глава 5 Ядерное решение Лиса и ёж Неожиданное приглашение Американский визитер Ядерное решение Предложение Хрущева Глава 6 Анадырь Пинок под столом Попытки Хрущева сохранить тайну Глава 7. «Теперь мы можем поддать вам» Крестовый поход Джона Маккоуна Заявление Кеннеди Решение, принятое в Пицунде Глава 8 Исполком Снова план «Мангуста» Две кампании Шок в Сан Кристобал Первое заседание Исполкома, 16 октября 1962 года «Думаете, это можно сделать за один день?» Маккоун возвращается Затишье перед бурей А еще и межконтинентальные баллистические ракеты? США не готовят нападения 19 октября: что делать? 20 октября: день решений Воскресенье 21 октября 1962 года: связь с Великобританией Понедельник 22 октября 1962 года: подготовка речиГлава 9. Ракетный кризис «Может вылиться в большую войну»: Москва. 22 октября 1962 года Вашингтон, 22 октября, 6 часов вечера, восточное поясное время (1 час ночи по московскому времени) Реакция Хрущева Реакция советского посольства в Вашингтоне Что собирается делать Хрущев? «Роберт Кеннеди едет к Добрынину» «Александровск» 24 октября: блокада Глава 10 Апогей холодной войны «Правильная и разумная тактика» Уоррен Роджерс Москва, пятница 26 октября Вашингтон, 26 октября Гавана, 26 октября Вашингтон, 26 октября, вечер Москва, 27 октября, 9 часов утра (Гавана, 2 часа ночи) Москва, суббота 27 октября, полдень (4 часа утра по времени Восточного побережья США) Гавана, суббота 27 октября, 10 часов утра (5 часов дня по московскому времени) Вашингтон, суббота 27 октября, 10 часов утра (5 часов вечера по московскому времени) Москва, воскресенье, 28 октября, 10.45 утра (2.45 ночи) Вашингтон, воскресенье, утро, 28 октября, 9.00 утра (5 часов дня по московскому времени) Гавана, воскресенье днем 28 октября Глава 11 Миссия Микояна Скептицизм на Кубе Ноябрьский кризис в Вашингтоне Кризис, вызванный самолетами ИЛ-28 Кастро хочет использовать силу «Это будет сделкой» Кастро не успел моргнуть глазом Месть Кастро Часть III. Последствия Глава 1. Речь в Американском университете Кеннеди в Палм Бич У Хрущева другие заботы План «Мангуста» в 1963 году Фидель Кастро в СССР Глава 2 Даллас и Москва Вторая миссия Микояна Заговор правых сил? Москва, октябрь 1964 года «Карибский кризис» Из советской энциклопедииЛитература Комментарии ..

431грн.

Мемуары \Моруа \Мой 20 век\
Автор: Моруа Андре

Мемуары \Моруа \Мой 20 век\

Для собственного жизнеописания Моруа выбрал самое напритязательное название "Мемуары", однако в нем раскрываются все стороны его дарования: ироничный ум, легкое перо, бездонные знания и острая наблюдательность. Делясь с читателем богатейшим жизненным опытом, автор знакомит его с выдающимися людьми эпохи. На страницах воспоминаний - де Голль и Клемансо, Рузвельт и Черчилль, Киплинг и Сент-Экзюпери, Кокто и Мориак. Книга писалась на протяжении 20 лет, последнюю же точку Моруа поставил за две недели до смерти. Перевод с французского Ф. Наркирьер, М. Аннинской, А. Сабашниковой. Содержит фотоиллюстрации. ..

450грн.

Путь русского офицера \Мой 20 век
Автор: Деникин Антон

Путь русского офицера \Мой 20 век

Мемуарное наследие генерала Антона Ивановича Деникина (1872-1947), одного из лидеров Белого движения во время Гражданской войны в России, весьма обширно: созданные в эмиграции пятитомные "Очерки Русской Смуты" и незавершенная книга "Путь русского офицера". Сам автор рассматривал свои воспоминания как "долг перед памятью павших в борьбе... добросовестное показание перед судом народным, судом истории".В книгу вошли воспоминания Деникина, в которых прослеживается история России на протяжении почти пятидесяти лет. Здесь и описание военных кампаний (русско-японская и Первая мировая войны), и живые картины быта русской армии, и портреты военачальников и государственных деятелей, но прежде всего - подробное изложение событий Гражданской войны, глубокий анализ политической обстановки тех "роковых лет", полные искренней тревоги рассуждения о судьбах Отечества...

350грн.

Иерусалим. История города в XX веке
Автор: Гилберт М

Иерусалим. История города в XX веке

Сэр Мартин Гилберт - выдающийся историк новейшего времени и официальный биограф Черчилля - создал необычайно захватывающее, глубокое и трогательное повествование о самом известном городе мира в XX столетии. Это - история Иерусалима под турецким, британским, иорданским и израильским правлениями, рассказ о политике города и вооруженных конфликтах, терроре и невзгодах, росте и быте, торговле и творчестве, архитектуре и личностях, религиозных, этнических и национальных группах. В этой книге Иерусалим предстает разделенным и вновь воссоединенным. Последние же главы посвящены совсем недавнему времени - 90-м годам XX века: интифаде, убийству Рабина и изматывающим переговорам между израильтянами и палестинцами о статусе Вечного города..

250грн.

Югославская голгофа \есть цветные фото
Автор: Рыжков Н.И.

Югославская голгофа \есть цветные фото

24 марта 1999 года Организация Североатлантического договора начала войсковую операцию против Союзной Республики Югославии. Эта книга о преступлениях, совершенных в ходе войны НАТО против Югославии...

276грн.

Россия. Век ХХ-й. 1901-1939 гг. История страны от 1901 года до "загадочного" 1937 года. Опыт беспристрастного исследования
Автор: Кожинов В

Россия. Век ХХ-й. 1901-1939 гг. История страны от 1901 года до "загадочного" 1937 года. Опыт беспристрастного исследования

Данная работа обращена к новейшим, а во многом и непосредственно к современным страницам отечественной истории. Автор поставил перед собой задачу увидеть и осмыслить многообразные явления судьбы страны не с точки зрения той или иной идеологической тенденции, а в свете всего более чем 1000-летнего пути. Именно такой подход демонстрирует автор, излагая события Октябрьской революции, гражданской войны, коллективизации и 1937-39гг. С начала так называемой гласности появилось немало работ, излагающих многие замалчиваемые до того факты нашей истории. К сожалению, подавались они часто наспех, без серьезного осмысления. У В. Кожинова в этом отношении было определеное преимущество перед коллегами: с 1960 года он общался с крупнейшим мыслителем нашего века — М.М. Бахтиным (1895-1975), щедро делившемся со своим учеником знаниями и мыслями. В значительной мере именно поэтому Вадим Кожинов смог рано приобрести широкий и взвешенный взгляд на явления и события новейшей истории и культуры России, который и воплощен в этой книге.Содержание:Три кратких пояснения от автораЧасть первая 1901 –1917Введение О возможной точке зрения на Российскую революциюГлава первая Кто такие «черносотенцы»?Глава вторая Что такое Революция?Глава третья Неправедный судГлава четвертая Правда о погромахГлава пятая Истинная причина травли «черносотенцев»Часть вторая 1917 –1939Глава шестая Что же в действительности произошло в 1917 году?Глава седьмая Вожди и историяГлава восьмая Власть и народ после ОктябряГлава девятая Какова была роль евреев в послереволюционной России?Глава десятая Загадка 1937 года1)  «Контрреволюция», осуществляемая «по-революционному»…2)  Драма «самоуничтожения»ПРИМЕЧАНИЯК предисловию «Три кратких пояснения от автора»К главе первой «Кто такие „черносотенцы“?»К главе второй «Что такое Революция?»К главе третьей «Неправедный суд»К главе четвертой «Правда о погромах»К главе пятой «Истинная причина травли „черносотенцев“»К главе шестой «Что же в действительности произошло в 1917 году?»К главе седьмой «Вожди и история»К главе восьмой «Власть и народ после Октября»К главе девятой «Какова была роль евреев в послереволюционной России?»К главе десятой «Загадка 1937 года»К первому разделу «Контрреволюция»Ко второму разделу «„Драма“ самоуничтожения»..

347грн.

Первая мировая война \большая\2013
Автор: Уткин А.И.

Первая мировая война \большая\2013

Первая мировая война явилась ключевым, но малоизвестным большинству, во многом забытым в России событием, оказавшим огромное влияние на дальнейший ход всей мировой истории. Потерянная в обществе память о Первой мировой войне - причина непонимания многих последовавших процессов. Ее эхо звучит и сегодня, искаженное незнанием подлинных событий того времени. Книга выдающегося российского историка Анатолия Ивановича Уткина раскрывает драматические события Первой мировой войны, ее предпосылки, причины, ход, события на западном и других фронтах, историю российского участия в войне, связь войны и революции, Брестский мир, поражение Германии, интервенцию и Версаль. Она написана на основе многочисленных западных и российских источников, ярким языком, и рассчитана как на специалистов-историков, так и на мыслящую читательскую аудиторию в целом...

705грн.

Клуб банкиров
Автор: Рокфеллер Дэвид

Клуб банкиров

Дэвид Рокфеллер – один из крупнейших политических и финансовых деятелей XX века, известный американский банкир, глава дома Рокфеллеров.Внук нефтяного магната и первого в истории миллиардера Джона Д. Рокфеллера, основателя Стандарт Ойл.Рокфеллер известен как один из первых и наиболее влиятельных идеологов глобализации и неоконсерватизма, основатель знаменитого Бильдербергского клуба.На одном из заседаний Бильдербергского клуба он сказал: «В наше время мир готов шагать в сторону мирового правительства.Наднациональный суверенитет интеллектуальной элиты и мировых банкиров, несомненно, предпочтительнее национального самоопределения, практиковавшегося в былые столетия».В своей книге Д. Рокфеллер рассказывает, как создавался этот «суверенитет интеллектуальной элиты и мировых банкиров», как распространялось влияние финансовой олигархии в мире: в Европе, в Азии, в Африке и Латинской Америке.Особое внимание уделяется проникновению мировых банков в Россию, которое началось еще в брежневскую эпоху; приводятся тексты секретных переговоров Д. Рокфеллера с Брежневым, Косыгиным и другими советскими лидерами..

381грн.

Война во Вьетнаме (1946-1975)
Автор: Дэвидсон Ф

Война во Вьетнаме (1946-1975)

Книга отставного генерал-лейтенанта армии США Филиппа Б. Дэвидсона посвящена войнам в Индокитае 2-й половины XX века - кровопролитным и затяжным конфликтам, в которых потерпели поражение две "великих державы" - Франция и США. Автор, служивший во Вьетнаме в качестве начальника разведотдела штаба американского командования, великолепно знает тему и дает всесторонний военно-политический анализ событий 1946-1954 и 1964-1975 гг. ..

831грн.

Криваві землі
Автор: Снайдер Т.

Криваві землі

У серці Європи посеред ХХ століття нацистський та радянський режими вбили близько 14 мільйонів людей. Криваві землі, місце загибелі всіх жертв, охоплюють простір від центральної Польщі до західної Росії: Україну, Білорусь та Прибалтику. Під час зміцнення націонал-соціалізму та сталінізму (1933-1938), спільної німецько-радянської окупації Польщі (1939-1941), а потім німецько-радянської війни (1941-1945) на цей реґіон зійшло масове насилля у небачених в історії масштабах. Жертвами його стали головно євреї, білоруси, українці, поляки, росіяни і прибалтійські народи.Дослідження авторитетного американського історика Тимоті Снайдера узагальнює найтрагічніші сторінки в історії Східної Європи. Очевидно, що не всі міркування автора будуть сприйняті в Україні - передовсім західній, яку він трактує не інакше як східну Польщу. Вітчизняні історики знайдуть у цій книжці й чимало інших спірних тверджень і дискусійних тез. Однак це мусить бути дискусія на дуже високому фаховому рівні, який задає Тимоті Снайдер. І всі цифри загиблих, які в ній звучатимуть, неодмінно «множитимуться на один». Тому що ми мусимо «знову перетворити цифри на людей. А якщо ми на це неспроможні, то Гітлер і Сталін сформували не лише наш світ, а й нашу людяність.В нашому магазині є також російський переклад цієї книги...

471грн.

Югославия в XX веке: Очерки политической истории.
Автор:

Югославия в XX веке: Очерки политической истории.

Книга отражает современный уровень изучения в России истории югославянских народов в XX в. В опоре на новейшую литературу и доступную источниковедческую базу прослеживается возникновение югославского государства в 1918 г., складывание его институтов и политической системы, большое внимание уделяется событиям Второй мировой войны, освещается период социалистической Югославии, который закончился так называемым югославским кризисом — распадом государства и чередой межэтнических гражданских войн.Для историков и широкого круга читателей...

1420грн.

Центр-Вост.Европа во втор.пол.ХХ в.Т.3.(ч.1,2) Трансформации 90-х г. —
Автор:

Центр-Вост.Европа во втор.пол.ХХ в.Т.3.(ч.1,2) Трансформации 90-х г. —

ТОМ ТРЕТИЙТрансформации 90-х годов. Часть I(ответственный редактор д.э.н. С.П.Глинкина)Первая часть заключительного третьего тома монографического исследования "Центрально-Восточная Европа во второй половине XX века" посвящена анализу постсоциалистической трансформации, включающей переход от административно-командной к рыночной экономике, от авторитаризма к демократии и правовому государству. 90-е годы XX века - это время поиска странами ЦВЕ новых экономических и политических союзников в мире в условиях резко изменившейся геополитической ситуации и глобализационных вызовов. В монографии рассматриваются причины, ход и далеко неоднозначные последствия социально-экономических и политических преобразований в регионе ЦВЕ.ТОМ ТРЕТИЙТрансформации 90-х годов. Часть II(ответственный редактор д.э.н. С.П.Глинкина)Вторая часть третьего тома монографического исследования "Центрально-Восточная Европа во второй половине XX века" посвящена анализу особенностей развития отдельных стран ЦВЕ в 90-е годы. Авторы описывают ход революционных преобразований в экономике и политике стран ЦВЕ, анализируют успехи и болевые точки трансформационных реформ, делают прогнозы относительно перспектив развития конкретных стран в едином европейском пространстве. Представлены политические портреты многих государственных деятелей стран ЦВЕ, оказавших наибольшее влияние на историю этих государств в постсоциалистический период развития.В конце тома дана библиография российских и зарубежных научных работ по теме, систематизированная с учетом структуры трехтомного исследования...

829грн.

Центр-Вост.Европа во втор.пол.ХХ в.Т.2.(1966-1989). От стабилизации к кризису
Автор:

Центр-Вост.Европа во втор.пол.ХХ в.Т.2.(1966-1989). От стабилизации к кризису

ТОМ ВТОРОЙОТ СТАБИЛИЗАЦИИ К КРИЗИСУ (1966-1989)(ответственный редактор д.и.н. Б.А.Шмелев)Во втором томе трехтомного издания "Центрально-Восточная Европа во второй половине XX века" продолжается начатое в первом томе комплексное исследование социально-экономических и политических проблем развития стран ЦВЕ. Детально рассмотрены причины кризиса политической системы в странах "реального социализма", замедления темпов экономического развития, показаны поиски путей выхода из нарастающего экономического кризиса. Подробно освещены социальная политика, попытки разработать "новую концепцию социализма". Особое место занимает анализ положения и роли стран ЦВЕ в международных отношениях в 60-80-е годы. Специальный раздел посвящен особенностям развития отдельных стран ЦВЕ...

397грн.

Революции 1989 г в странах Центральной (Восточной) Европы. Взгляд через десятилетие
Автор:

Революции 1989 г в странах Центральной (Восточной) Европы. Взгляд через десятилетие

Сборник подготовлен по материалам международной конференции, состоявшейся в Москве и приуроченной к 10-летию событий в странах Центральной (Восточной) Европы, которые на рубеже 1989 - 1990-х годов привели здесь к крушению прежних государственных систем. В нем впервые в отечественной и зарубежной историографии предпринята попытка проанализировать комплекс внутренних и внешних причин краха "реального социализма" в регионе. Авторы рассматривают историю "бархатных" революций, чехословацкую, болгарскую, венгерскую, польскую модели перехода к демократии на основе богатых источников, включая впервые вводимые в научный оборот архивные материалы, документы основных оппозиционных сил и прессу стран региона, а также новейшую зарубежную литературу...

347грн.

Польша в ХХ веке. Очерки политической истории
Автор:

Польша в ХХ веке. Очерки политической истории

Фундаментальная монография на актуальную научную тему написана историками ряда институтов РАН, МГУ им. М.В. Ломоносова и Пермского государственного университета на базе современной отечественной и зарубежной литературы и документов, в том числе новых, из архивов России и Польши. В книге исследуется политическое развитие страны с конца XIX и до начала XXI в. Показаны процесс рождения польских политических движений и партий в борьбе за независимое государство, оформление и эволюция партийно-политической системы от парламентской демократии к режиму «санации» в межвоенное время; представлены политически многоликое движение Сопротивления 1939–1945 гг., противостояние сил в определении границ и облика послевоенной Польши. Значительное внимание уделено роли СССР в решении польского вопроса, включению Польши в сферу его интересов; участию в подавлении подполья, содействию властной гегемонии коммунистов и созданию системы народной демократии. Рассмотрены монополизация власти коммунистами и особенности режима советского типа, попытки его демократизации, причины и итоги кризиса 1956 г., переход ПОРП к авторитарным методам управления, специфика курса партии в 60–70-е гг.; показаны рождение движения «Солидарность», его внутренняя эволюция, особенности продвижение Польши от государственного социализма к демократии западного образца в конце XX в...

1200грн.

Новейшая история. 1939-1975 гг. Курс лекций
Автор:

Новейшая история. 1939-1975 гг. Курс лекций

Книга представляет собой курс лекций по истории стран Западной Европы и Америки. При рассмотрении истории каждой отдельной страны большое место отводится коммунистическому и рабочему движению, деятельности демократических, антимонополистических сил. Специальные лекции посвящены общим проблемам образования и развития мировой системы социализма, а также характеристике капиталистического мира на втором и третьем этапах общего кризиса капитализма. В отдельные лекции выделены вопросы о международных отношениях, международном коммунистическом движении. ..

127грн.

Нестор Махно.Крестьянское движение на Украине.1918-1921: Документы и материалы.
Автор:

Нестор Махно.Крестьянское движение на Украине.1918-1921: Документы и материалы.

В сборнике помещены документы, посвященные одной из самых драматических страниц в истории Гражданской войны — Махновщине — крестьянскому движению на юге Украины в 1918—1921 гг. Публикуемые документы впервые комплексно и всесторонне характеризуют его причины, масштабы и особенности, а также роль Н.И.Махно как руководителя крестьянского повстанчества. Сборник снабжен введением, примечаниями, именным и географическим  указателями и иллюстративным материалом...

1684грн.

Показаны с 1 по 21 из 143 (7 страниц)